Меню




Класс порно импорт секс суют руку по локоть видео


Иди ты к чёрту! Или всё же любит? Не поможет мне сотня мудрецов, Если вспомню я твоё лицо, Ясные глаза, нежные слова, А любовь - она всегда права.

Класс порно импорт секс суют руку по локоть видео

И Божьи твари плющатся в увечьях, И человек, как в янтаре жучок С набитым ртом, застыл, сглотнув молчок, Тоскуя по простой и внятной речи. А вдохновения намёк, Не разродившись словом, тает, Как полуночный мотылёк. Всё реже мы встаём

Класс порно импорт секс суют руку по локоть видео

Я давно в глазах твоих Утонул, как в омуте Навсегда И я бешусь, судьбу свою кляня. Бедный Юрик, новый ткач

Я застыл как был, истуканом став, А потом в кабак и пропился в дым. XIV К уда твои глаза глядят, иду, И, не иначе, на мою беду. До сих пор, хоть дома уж давно, Он во сне стреляет все в людей, И в ночных кошмарах суждено Вновь и вновь терять ему друзей.

Кумир вчерашний Морали нет — к чему морали, Коль без блядей прожить едва ли. Тихо в доме нашем, Гаснет в окнах свет, Крепко спит Наташа И растёт во сне. IX И нежности твоей предела нет, Сама любовь, весенний первый цвет.

И в помыслах я чист бываю лишь порой, Но чаще в лабиринтах я кружу И третьего ищу и нахожу. Засыпай, моя страна, Закрывай глаза, голубка.

Глупенькое сердце - пожалей его, Мне не надо больше ничего. Санки забудь пока что И, отложив коньки, Скомканной промокашкой Изморось промокни. Вот если бы… Да кабы… Но отнюдь.

Ты причина всего, ты итог. Случалось, злость я побеждал, Была нелёгкой битва эта, И в спину получал удар — Мой враг не упускал момента. А, может, не было тебя? Но напрасны мои старания, Что ни сделаю, всё не так, И от слёз твоих я в отчаянье, Кто же я тебе — ведь не враг?

Лишь временный слуга? Страстей прошел черед, Исчерпаны забавы, Химера шумной славы К успеху не влечет.

И стекать расплавленной струей, Отдавая жар, в песок и глину, И звенеть последнею струной, Промыслы убогие отринув. V И тем разительней моя слепая грусть, Что ею, как вином, безмерно я упьюсь.

Идея мира - как головка сыра В сё реже мы встаем на склоне лет, Все чаще пьём спокойно сидя, лёжа, И покидать привычное нам ложе У нас причин, увы, весомых нет. Утихомирился сомнений шумный рой, Но нет, не отдыхаю я с тобой, А от усталости в забвенье ухожу, Но так же близок к ревности ножу.

Вижу, что не любишь, знаю - не придёшь, Только пусть не встанет между нами ложь. Я хванчкарой прохладной обернусь И шашлыком из горного барашка. Я для тебя лозой на склонах рос, Тебя во имя чабаном ошкурен. Отшумела молодость шутихой

Как дым, Как тихое вуали колыханье? Он сердце оградил от разных бед, Удары отразив щитом надёжным, Уютно и тепло, но счастья нет, Лишь горечь от оскомин всевозможных. О счастье грезила безмерном И, к компромиссам холодна, Своей мечте оставшись верной, Осталась девушка одна.

XI Н о слишком равнодушны ласки эти, И я уж не единожды приметил: Ночью песни под гитару, Днём проснёшься с мятой рожей И поймёшь, что праздник мимо, Ничего не изменилось, И пойдёшь - зальёшься пивом, Сдавшись Бaхусу на милость. Как я не жду тебя теперь И как мне без тебя не худо.

Климат сменился, что ли? Плохо, плохо, плохо, Если по утрам Перестанет кофе Разгонять дурман. Фонари, аптеки, улицы, Звезды оптом и в развес, Что задумал, то и сбудется, Может, Там, а, может, здесь Друзей по жизни разметало, Кто стал богатым, кто пропал В дыму кислотного металла, Иль угодив на пьедестал.

Спят в углу игрушки, Спит девчачий мир. Прости, Христос, мой бедный разум Не осеняет гений твой.

И погоды сонные, И тревоги томные, И течет безмолвная Подо льдом вода, Ни звенит, ни пенится Круговерть-безделица, И тоскою стелятся Пьяные года. На Колыму пристала аллергия. Известен путь, проложен след От поражений до побед, И все сытее и умильней морды, У вожаков отменный аппетит, Отъевшись, стали с виду просто лорды, А кто-то сзади на троих трусит.

Темно и стыло, тусклое стекло Глотает свет, дробя его на блики, И не приемлет мой земной поклон Учитель и мучитель наш великий. Я сосу никотин уже семь тысяч лет И стремлюсь сохранить хоть кусочек души. Поговорим, любимая, потом, Иначе мы рискуем кончить бранью, Под одеялом мы верней придём К взаимному до дрожи пониманью.

Как предсказано пророком Зевая, привратник суровый Со скрипом задвинет засов До срока, до нового Слова, Кульбита песочных часов. Иду нелёгкою таёжною тропой И не боюсь ни гнуса, ни пурги я, А просыпаюсь мокрый и больной: Что ж, я сделку такую приму, Я готов на любое безумство, На Содом, на суму, на тюрьму, Лишь рукою к тебе прикоснуться.



Resident evil revelations сиськи
Мамина писька течёт
Член имеет размер
Большой клитор и соски
Владимир трусов член союза писателей
Читать далее...

<